Skip to main content

Конференция «Публичная история в России: музеи для прошлого или прошлое для музеев?»

Конференция «Публичная история в России: музеи для прошлого или прошлое для музеев


15-17 июня 2017 года
Музей современного искусства «Гараж»

Организатор Лаборатория публичной истории
При поддержке Комитета гражданских инициатив, Музея современного искусства «Гараж»


В июне 2016 года в московской Высшей школе экономики прошла конференция «Прошлое — чужая страна? Публичная история в России», организованная Лабораторией публичной истории при поддержке Фонда им. Фридриха Эберта и Комитета гражданских инициатив. Конференция была обзорной: участники обсуждали особенности public history в России, ее сходства и различия как научной дисциплины и как совокупности неакадемических исторических практик, а также существующие в стране образовательные программы в этой сфере.

Вторая конференция Лаборатории публичной истории, организуемая при поддержке Музея современного искусства «Гараж» и Комитета гражданских инициатив, сфокусируется на музее как одном из ключевых институтов, занимающихся актуализацией прошлого в публичном пространстве.

Выбор темы обусловлен двумя обстоятельствами. Во-первых, академическая история теряет свою привлекательность в качестве инструмента построения идентичности современных сообществ, а во-вторых, российские музеи, которые в этом контексте действуют более эффективно, часто оказываются оторванными от академического дискурса. В этой ситуации обращение к опыту публичной истории кажется особенно уместным, если вспомнить обстоятельства ее появления в 70-х годах в США. Публичная история там стремилась преодолеть растущую пропасть между наукой и историей, существующей за ее пределами, через создание площадок, на которых могла бы осуществляться коммуникация между академической наукой и профессиональным сообществом сотрудников музеев.

Современные музеи возникли на основе личных коллекций общественных элит и были впервые открыты для публики в конце XVIII-XIX веках. В отличие от кунсткамер, задачей которых было поражать воображение зрителей, и частных портретных галерей, которые должны были прежде всего демонстрировать величие и богатство их владельцев, музеи были призваны выполнять «цивилизиторскую» функцию, управлять социальным поведением людей, превращать массы в граждан. Все чаще музейные экспозиции XIX века строились на основе принципа историзма и на переплетении прежде всего логик прогресса, империализма и национализма. Таким образом, музей постепенно становится одним из фундаментальных институтов современного государства (Bazin, 1967: 169), особенно в контексте становления национальных сообществ (Bennett, 1995: 76). События же XX века положили начало процессу переосмысления музея. С одной стороны, феномены Холокоста и ГУЛАГа, а также ряд других примеров экстремального насилия над человеком со стороны государства, привели к возникновению музейной институции нового типа – музея памяти. С другой, предоставление независимости колониям и постколониальная теория, миграционные процессы, феминистские исследования, квир-теория и проч. заложили основу для трансформации музейных, в том числе исторических, экспозиций. Это переосмысление музея, его функций и логики продолжается и сейчас.

Конференция «Публичная история в России: Музеи для прошлого или прошлое для музеев?» сфокусируется на том, как меняется роль музея в рассказе о прошлом. В чем специфика российских исторических музеев и музеев памяти? Какое место события российской истории XX века, от Революции 1917 года и сталинского террора до социально-экономических и политических трансформаций 1990-х годов, занимают в современных российских музейных экспозициях? Как музеи осваивают современные цифровые технологии и используют их при создании исторических нарративов? Какое прошлое нужно отечественным музеям, а какие музеи — прошлому?

Обсуждение этих вопросов станет отправной точкой конференции, которая ставит своей задачей собрать на одной площадке музейных практиков и исследователей, занимающихся темой прошлого в музейных пространствах.

В рамках конференции объявляется Call for Papers на следующие секции:


1) «Войны памяти» в музейном пространстве

В исторической политике современной России главная роль отведена Второй мировой войне, которую в отечественной историографии принято называть Великой Отечественной. Память о «Великой победе» находится в сложных отношениях с памятью о Холокосте, ГУЛАГе, борьбе за независимость бывших советских республик и т.д. Такие формы взаимодействия разных исторических дискурсов получили название «войн памяти» (проект Memory at War, Cambridge, 2010). Какое отражение находят эти «войны памяти» в пространстве российских музеев? Кто их ключевые акторы? Возможна ли полифония разных памятей внутри музея, и при каких условиях ее можно достичь?

2) Эмансипированный музей: преодоление маргинализированности социальных групп

Формирование гомогенной национальной памяти являлось одной из ключевых задач исторических экспозиций современных музеев. Со временем — прежде всего во второй половине XX века — в это национально-просветительское пространство все чаще стали вторгаться голоса групп, которые стремились внести изменения в господствующие представления о прошлом. Постколониальный взгляд на мировую историю, миграционные процессы, феминистские исследования, квир-теория и Disability Studies — все это подталкивает музеи к переосмыслению исторических экспозиций, к включению прежде маргинализированных социальных групп в музейные нарративы. Какое отражение этот процесс находит в России? Меняются ли экспозиции в сторону большей инклюзивности? Реализуют ли современные российские музеи свой эмансипационный потенциал?

3) Genius loci: краеведческие музеи и локальная идентичность

Краеведческий музей — одна из ключевых институций, призванных участвовать в формировании локальной идентичности. Как часто в современной России краеведческому музею действительно удается играть существенную роль в этом процессе? С кем и как он взаимодействует на институциональном уровне, как осуществляет актуализацию локальной памяти? Как взаимодействует с нарративами общероссийской памяти и памяти региональной? Наконец, какие факторы делают развитие краеведческого музея как центра локальной идентичности более или менее успешным?

4) Играя в прошлое: «немузейные» форматы в музее

Все чаще современные музейные институции, в том числе исторические музеи и музеи памяти, используют способы актуализации прошлого, раньше считавшиеся «немузейными». Сегодня в музейных пространствах часто организуются спектакли, перформансы, игры; во многих музеях можно брать экспонаты в руки, использовать экраны планшетов для выбора интересующей информации, оставлять записки, которые становятся частью экспозиции. Интерактивность и партиципаторность меняют принцип рассказа о прошлом, перенося акцент с одностороннего потребления прошлого на соучастие в его воспроизведении. Какие новые способы работы с аудиторией используют российские музеи? Как они внедряют интерактивные и партиципаторные технологии в экспозиции? Как это меняет рассказ о прошлом? И чем ограничена степень соучастия посетителя музея?

5) От первого лица: личные воспоминания в музее

Традиционно исторический музей воспроизводит культурную память. Однако появившееся в науке и обществе второй половины ХХ века внимание к индивидуальному опыту человека дает современным музеям множество инструментов для включения историй отдельных людей в свои коллекции и экспозиции. Какое влияние эти истории оказывают на сложившиеся картины исторических событий? Как они трансформируют экспозиционную практику? Можно ли сохранить баланс между фрагментарностью и неполнотой личных историй и стремящимся к непротиворечивости линейным историческим нарративом? Требует ли воспроизводство личных документов и свидетельств новых музейных технологий? С какими трудностями сталкиваются музеи, обращаясь к источникам личного характера?

6) Образовательные программы музеев. Круглый стол

Современные музеи — активные участники образовательной среды, предоставляющие посетителям на выбор всевозможные курсы, лекции и мастерклассы. Вместе с тем музеи, равно как школы и университеты, играют важную роль в формировании коллективной идентичности сообщества. Как формируются образовательные программы российских музеев? Какие события истории России получают наибольшее внимание? Чем руководствуются музейные сотрудники при выборе тем и форматов, какую роль в этом выборе играют коммерческие факторы, политическая конъюнктура и миссия конкретного музея? В формате круглого стола руководители исторических образовательных программ российских музеев обсудят принципы, которыми они руководствуются в своей работе, и проблемы и вызовы, с которыми они сталкиваются.

7) Потребляя прошлое: феномен «успешной выставки» 

Самым очевидным критерием успешности любой выставки, в том числе и связанной с рассказом о прошлом, является число посетителей и количество проданных билетов. Это неизбежно подталкивает организаторов не только к изменению маркетинговых стратегий, но и к поиску максимально адаптированных для массового посетителя форм. Упрощается и содержание: профессионалы отмечают, что порой кураторы таких блокбастерных выставок создают простые конструкты прошлого, инструментализируя их для нужд современности, а не для понимания и критического отношения к произошедшему событию. Какова общественная значимость подобного презентизма (Артог)? Где лежит грань между возможным и недопустимым упрощением? Могут ли выставки-блокбастеры чему-то научить создателей музейных экспозиций? Или же, напротив, они в большинстве случаев требуют последовательной критики?

8) Современное искусство — сложная работа с прошлым?

Современных художников часто обвиняют в намеренной сложности, которая отталкивает публику от посещения художественных музеев. Тем не менее современное искусство все чаще рассматривает «прошлое» и существующее к нему отношение в качестве предмета своего исследования. Так, художник Кирилл Глущенко в рамках недавней выставки «Прекрасен облик наших будней» показал частную жизнь в эпоху оттепели через озвученные дневники водителя автобуса Николая Казакова. В качестве другого примера можно назвать работы Гриши Брускина, в которых деконструируются советские мифы. Как удается — и удается ли — современным художникам, работающим с прошлым в «сложных формах», осуществить коммуникацию со зрителем? Что можно считать позитивным результатом такой коммуникации: солидаризацию зрителя с точкой зрения художника или же выработку критического отношения к представляемому художником прошлому? Какие критерии позволяют говорить о том, что художник проводит исследовательскую работу, а не инструментализирует прошлое в своем произведении?

9) Музеефикация онлайн: цифровые музейные коллекции и виртуальные музеи

Интернет создал множество новых возможностей для рассказа о прошлом, и онлайн-пространство играет сегодня важнейшую роль в процессе музеефикации. С одной стороны, российские музеи активно оцифровывают свои коллекции, создавая открытые для всех архивы экспонатов. С другой стороны, в интернете становится все больше виртуальных музеев, которые дополняют музейные нарративы, представляют альтернативные взгляды на историю и память, музеефицируют прошлое, еще не включенное в традиционные музейные экспозиции, и создают огромные архивы личных воспоминаний, которые по ряду причин не могут быть включены в существующие нарративы. Насколько важна для российских музеев дигитализация коллекций, какие задачи она призвана решать? Как виртуальные музеи меняют процессы актуализации прошлого? Какую роль они играют в процессах бытования памяти в России?

Рабочий язык конференции: русский.

Желающие принять участие в одной из секций конференции должны до 1 марта 2017 года прислать тезисы доклада (макс. 500 слов) и академическое CV на адрес: contact@publichistorylab.ru. Обязательно указывайте в теме письма название секции, на которую подаете заявку. Названия прикрепляемых к письму файлов должны начинаться с вашей фамилии на латинице (например: Ivanov_CV; Ivanov_tezisy). О решении оргкомитета кандидаты будут уведомлены до 15 марта.

Оргкомитет располагает ограниченным фондом средств на оплату проезда и проживания в Москве иногородних и иностранных участников. О желании быть рассмотренным на получение гранта необходимо сообщить при подаче заявки.

Лаборатория публичной истории была создана в 2016 году Андреем Завадским (Свободный университет Берлина), Егором Исаевым (НИУ ВШЭ), Артемом Кравченко (Московская высшая школа социальных и экономических наук), Варварой Склез (Исследовательская лаборатория Theatrum Mundi) и Екатериной Сувериной (Музей современного искусства «Гараж»). Лаборатория занимается проектами и исследованиями в сфере Public History проблемного поля, включающего теорию и практику существования прошлого в публичном пространстве.

Comments

Popular posts from this blog

Web-comics

Web-comics: Some Links by Liladhar R. Pendse (UC Berkeley)

This exhibit also takes in consideration comics that are born digital. The webcomics represent a unique opportunity for their creators to provide outreach to multiple audiences. Below are some suggested webcomics that can make this exhibition more interesting to our visitors.The list below was adapted for use from Buzzfeed.com, scroll.in and other sites. Some of these comics might be sensitive to their viewers. I would advise viewer’s discretion. This is not a comprehensive list but it provides a meaningful insight into the mysterious world of the webcomics.

Nedroid Fun Times” by Anthony Clark.“Hark! A Vagrant” by Kate Beaton.“Hooray for Teamwork” by Owl Turd.“The Paradox of Choice” by Cat and Girl.“Spelling” by the Perry Bible Fellowship.“Lyme Disease” by Joy Ang.“Super Foods” by übertool.“Surreal Strokes” by ChaosLife.“The Future of Elections” by Saturday Morning Breakfast Cereal.“Grrl Power”-A webcomic about superheroines.“A…

CFP: A Century of Movement: Russian Culture and Global Community Since 1917

A Century of Movement: Russian Culture and Global Community Since 1917
CFP Deadline: April 7, 2017
October 12-13, 2017
http://centuryofmovement.web.unc.edu
University of North Carolina at Chapel Hill
Keynote Speakers: Katerina Clark and Marina Frolova-Walker
Conference Organizers: Jamie Blake and Grace Kweon, in collaboration with Annegret Fauser 
The cultural products of the last century reflect change, opportunity, and uncertainty, and demonstrate active negotiations between personal identity and social awareness, nationalism and cosmopolitanism, artistic voice and security. This conference, in the centennial year of the Revolution, seeks to explore the transformations set in motion during and after the events of 1917 through an examination of cultural production and practices, located both within and without Russia.

We will explore first and foremost the issue of human migration, particularly the patterns and developments set in motion by the Revolution. In light of today’s desperate discu…

CFP: Accelerated development? Socio-political landslides, cultural ruptures and literary history in Eastern Europe (Ghent University, Ghent, September 29 – October 1, 2017)

CALL FOR PAPERS Accelerated development? Socio-political landslides, cultural ruptures and literary history in Eastern Europe Ghent University September 29 – October 1, 2017
http://www.slavistiek.ugent.be/Accelerateddevelopment).
In 1964 the Bulgarian-Belarusian-Russian scholar Georgii Gachev coined the term ‘uskorennoe razvitie’ or ‘accelerated development’ in his 1964 monograph Accelerated Development of Literature: On the Basis of the Bulgarian Literature of the First Half of the 19thCentury. The term describes what happened to Bulgarian literature during Ottoman rule. Being a ‘young’ and ‘peripheral’ literature, having started to develop only recently at the time, Bulgarian literature ‘had to’ go through the whole evolution of European literature at a high pace in order to catch up with the latter. One of the side effects of this accelerated development was that characteristics of different style periods could even co-occur. Gachev’s thought-provoking idea has never really received a l…