Skip to main content

Cfp: Научные утопии в Советском Союзе Литература, кинематограф, наука и власть (1917-1991).

Научные утопии в Советском Союзе
Литература, кинематограф, наука и власть
(1917-1991)
Международная конференция
Париж
23-24 сентября 2016 года
 
Организаторы: Грегори Дюфо, Юлия Подорога и Лариса Захарова
Научный комитет :
Анна Аберг (Дом Наук о Человеке, Центр изучения России, Кавказа и Центральной Европы), Корин Амаше (Университет Женевы), Леонид Геллер (Университет Лозанны), Катрин Депретто (Университет Париж-4), Александр Дмитриев (Высшая Школа Экономики в Москве), Алексей Кожевников (Университет Британской Колумбии), Николай Кременцов (Университет Торонто), Валери Познер (Национальный Институт Научных Исследований), Ягле Риндзевичуйте (Институт Политических наук)

После распада Советского союза, история науки сделала большой скачок вперед. Тем не менее, одна тема была оставлена без внимания: интригующие и увлекательные научные утопии, находящиеся на границе между литературой и наукой. Николай Кременцов – один из немногих историков, занимавшихся этой темой. В своей книге « Революционные эксперименты » он на основе нескольких художественных произведений изучил медицину 1920-х годов, продолжив размышления, изложенные в его книге об Александре Богданове. Неудачливый соперник Ленина, Богданов бросил политику и посвятил себя литературе.[1] При помощи научной фантастики он не только представил свое видение социализма, но и теоретизировал роль медицины и переливания крови в трансформации социального мира. Как подсказывает пример Богданова, научная утопия, как социальная утопия, предлагает образы общества нового типа и мечтает приблизиться к его осуществлению.
Цель этой конференции заключается в том, чтобы понять, как литература или кинематограф, обретая эвристическую функцию, смогли способствовать трансформации научной деятельности и изменению отношений между наукой и властью. Мы предлагаем рассмотреть отношения между литературой/кинематографом и наукой с тем, чтобы понять, как литература и кино усвоили некоторые концепции, основанные на научных открытиях, и наоборот как наука использовала литературное воображаемое, чтобы подпитать свой дискурс, поставить под вопрос те или иные изобретения и открытия или начать новые эксперименты. Это обоюдное влияние и взаимодействие происходило не без контроля со стороны власти. Поэтому особое внимание следует обратить на социальный заказ и на механизмы цензуры. 
Через эти отношения между вымыслом, наукой и властью, мы хотели бы также рассмотреть эволюцию идеи прогресса и ее смысла на протяжении всего советского периода. Если советская власть провозгласила науку базой прогресса, убежденность в неминуемом наступлении коммунизма постепенно сошла на нет в 1960-е годы. В какой мере научные утопии отразили эту эволюцию? Какие образы они предложили публике? Утопии привязаны к реалиям своей эпохи и отражают их поиски и проблемы. Какие страхи проявлялись в утопиях? Разрабатывался ли в них критический дискурс или дискурс о риске, который наука затем смогла перенять? Каковы были его главные мотивы?
Эта конференция приглашает к участию специалистов гуманитарных и общественных наук разного профиля (истории, социологии, философии, литературоведения и т. д.). Любая область советской науки может оказаться предметом исследования – от самой известной до самой маргинальной - в ее связях с художественной литературой и кино. Речь идет не столько о том, чтобы сосредоточить внимание на определенном жанре (утопии, фантастическом романе или научном вымысле), сколько о том, чтобы изучить ряд произведений различного характера, объединенных попытками использования и усвоения научных открытий для воображения будущего.[2]
 Предлагаются к размышлению  следующие темы и направленияя:
 
1.  Концепции и научные открытия в художественной литературе: 
— разнообразие предлагаемых научными утопиями образов;
— открытия и инновации в основе этих образов;
— значения идеи прогресса;
— страхи и опасения, содержащиеся в научных утопиях.

2. Научные утопии и наука:
— роль художественной литературы в научном дискурсе и научных дебатах;
— роль художественной литературы в перестройке отношений между научными дисциплинами;
— научная этика в зеркале научных утопий;
— использование научных утопий для признания властями проекта или научного заведения.

3. Научные утопии в восприятии обществом:
— распространение научных утопий и их публика;
— научные утопии и общепопулярная наука и техника;
— научные утопии и власть, роль цензуры.

Заявки на английском, французском или русском языке (1500 знаков) в сопровождении с краткими биографиями авторов принимаются по адресу sovietscienceandfiction@gmail.com до 30 ноября 2015 года.

Comments

Popular posts from this blog

Web-comics

Web-comics: Some Links by Liladhar R. Pendse (UC Berkeley)

This exhibit also takes in consideration comics that are born digital. The webcomics represent a unique opportunity for their creators to provide outreach to multiple audiences. Below are some suggested webcomics that can make this exhibition more interesting to our visitors.The list below was adapted for use from Buzzfeed.com, scroll.in and other sites. Some of these comics might be sensitive to their viewers. I would advise viewer’s discretion. This is not a comprehensive list but it provides a meaningful insight into the mysterious world of the webcomics.

Nedroid Fun Times” by Anthony Clark.“Hark! A Vagrant” by Kate Beaton.“Hooray for Teamwork” by Owl Turd.“The Paradox of Choice” by Cat and Girl.“Spelling” by the Perry Bible Fellowship.“Lyme Disease” by Joy Ang.“Super Foods” by übertool.“Surreal Strokes” by ChaosLife.“The Future of Elections” by Saturday Morning Breakfast Cereal.“Grrl Power”-A webcomic about superheroines.“A…

CFP: A Century of Movement: Russian Culture and Global Community Since 1917

A Century of Movement: Russian Culture and Global Community Since 1917
CFP Deadline: April 7, 2017
October 12-13, 2017
http://centuryofmovement.web.unc.edu
University of North Carolina at Chapel Hill
Keynote Speakers: Katerina Clark and Marina Frolova-Walker
Conference Organizers: Jamie Blake and Grace Kweon, in collaboration with Annegret Fauser 
The cultural products of the last century reflect change, opportunity, and uncertainty, and demonstrate active negotiations between personal identity and social awareness, nationalism and cosmopolitanism, artistic voice and security. This conference, in the centennial year of the Revolution, seeks to explore the transformations set in motion during and after the events of 1917 through an examination of cultural production and practices, located both within and without Russia.

We will explore first and foremost the issue of human migration, particularly the patterns and developments set in motion by the Revolution. In light of today’s desperate discu…

CFP: Accelerated development? Socio-political landslides, cultural ruptures and literary history in Eastern Europe (Ghent University, Ghent, September 29 – October 1, 2017)

CALL FOR PAPERS Accelerated development? Socio-political landslides, cultural ruptures and literary history in Eastern Europe Ghent University September 29 – October 1, 2017
http://www.slavistiek.ugent.be/Accelerateddevelopment).
In 1964 the Bulgarian-Belarusian-Russian scholar Georgii Gachev coined the term ‘uskorennoe razvitie’ or ‘accelerated development’ in his 1964 monograph Accelerated Development of Literature: On the Basis of the Bulgarian Literature of the First Half of the 19thCentury. The term describes what happened to Bulgarian literature during Ottoman rule. Being a ‘young’ and ‘peripheral’ literature, having started to develop only recently at the time, Bulgarian literature ‘had to’ go through the whole evolution of European literature at a high pace in order to catch up with the latter. One of the side effects of this accelerated development was that characteristics of different style periods could even co-occur. Gachev’s thought-provoking idea has never really received a l…